Новини

Основні новини про локалізацію в Україні

Дмитрий Наталуха: экономику спасут мегапроекты, как "Большое строительство"

Дмитрий Наталуха: экономику спасут мегапроекты, как "Большое строительство"

Интервью с депутатом, главой Комитета по экономическому развитию Дмитрием Наталухой.
Восстановление экономики в постковидный период априори должно быть вопросом №1 в повестке задач правительства и власти в целом. Без активизации темпов экономического развития и создания дополнительных стимулов для ускоренного роста ВВП можно вообще не говорить не только о перспективе социально-экономического завтра страны, но даже и о возврате к далеко не блестящему докризисному уровню жизни.

Одним из таких дополнительных стимулов должна стать политика локализации производства промышленной продукции, механизмы которой прописаны в законопроекте №3739 "О внесении изменений в ЗУ "О публичных закупках" по созданию предпосылок для устойчивого развития и модернизации отечественной промышленности" (проект закона уже принят в первом чтении). Однако внедрение локализации почему-то буксует.

Когда можно ожидать принятия законопроекта №3739 в целом и что еще мешает проведению активной протекционистской политики государства, Vesti.ua рассказал автор законопроекта, народный депутат от фракции "Слуга народа", глава Комитета Верховной Рады по вопросам экономического развития Дмитрий Наталуха. 

— Когда стоит (и стоит ли вообще) ожидать голосования за законопроект №3739 во втором чтении?

— Законопроект полностью готов ко второму чтению и внесению его на голосование в сессионный зал. Единственный момент – в начале сентября мы соберем комитет и немножко расширим сферы, которые охватывает действие документа. Мы включим туда строительные и дорожные работы, чтобы охватить тот же проект "Большого строительства". Если бы БС осуществлялось хотя бы на 30% украинскими рабочими, украинской техникой и украинскими материалами, то мы бы видели совсем другой экономический эффект. На сегодняшний день такого обязательства, к сожалению, нет.

Те люди, которые формально и неформально запрещают нам внедрять политику локализации, это те же люди, которые потом за нашей спиной договариваются о "Северном потоке-2".

По-моему, наконец-то всем уже становится очевидным, что все страны преследуют собственные экономические интересы, и поэтому для нас локализация должна стать такой точкой бифуркации – формирования политики экономического национализма. Это понимание того, что, в первую очередь, есть украинский интерес, а потом уже все остальное, различные договоренности с партнерами и т.д.

 Политика локализации действительно может стать инструментом подстегивания экономического развития. Но у этого подхода много противников, как в внутри страны, так и среди западных друзей Украины. Как преодолеть это сопротивление?

— В любом случае, локализация и другие элементы прагматичной экономической политики станут новой модой, новым трендом, и наконец-то выйдут из маргинеза. Я считаю, что это абсолютно неизбежно, поскольку в условиях посковидного, посткризисного периода нет иных инструментов, позволяющих добиться ускоренного экономического роста и восстановления экономики.

Экономике нужны мегапроекты, то, что у нас начали называть "большим", как "Большое строительство", "Большая реставрация" и т.д. Но это только начало. Потому что, если мы говорим, что хотим становления отечественного производителя, производить свои патрульные катера, свои военные дроны, свой коммунальный транспорт (в котором крайне нуждаются объединенные громады), нам нужна национальная индустриальная политика. Везде, где государство будет тратить большие объемы средств, все больше и больше будет требоваться локализация.

Мир слишком изменился. Он стал более эгоистичным, более утилитарным, более прагматичным. И Украина просто обречена научится выживать в этом новом мире, где рассчитывать можно исключительно на собственные силы, ресурсы и возможности. Государство будет играть все большую роль в экономике, становясь главным заказчиком на рынке. А там, где государство выступает заказчиком, оно обязано развивать собственные производительные мощности и свой промышленный сектор. Если политика государства действительно национально ориентированная.

 В контексте политики стимулирования экономического ускорения, несколько странным, мягко говоря, выглядит поведение Национального банка. Недавнее решение о поднятии учетной ставки, свертывании антикризисных мер по поддержке экономики и возвращении к нерушимости курса на таргетирование инфляции подрывает любые планы по стимулированию роста экономики. Как вы оцениваете такую монетарную политику НБУ?

— Я считаю, что есть одна фундаментальная ошибка, которую умышленно или неумышленно, заложили в свое время наши законодатели. В статье 99 Конституции Украины указано, что основной функцией НБУ является обеспечение стабильности национальной денежной единицы.

В статье 6 закона "О Национальном банке" эта норма дублируется, а в одном из последних положений статьи 6 закона указывается: "Национальный банк также способствует соблюдению устойчивых темпов экономического роста и поддерживает экономическую политику, при условии, что это не препятствует достижению целей, определенных в частях 2-3 этой статьи".

Цели частей 2-3 этой статьи, опять-таки, предусматривают обеспечение стабильности нацвалюты – гривны. Во-первых, а что такое "стабильность", как ее измерять и каковы ее критерии? Каждый глава Нацбанка всегда трактовал стабильность по-своему.  

Во-вторых, а как функция НБУ по способствованию экономическому росту вообще может быть подчинена условию таргетирования инфляции? Экономический рост и подавление инфляции – это в определенной степени взаимоисключающие вещи.

Получается, в законодательстве заложено фундаментальное противоречие: что экономический рост возможен при осуществлении Нацбанком политики таргетирования инфляции. То есть, по сути – никогда.

Я считаю, что эту ошибку нужно исправлять, вносить изменения в Конституцию и менять понятие основных задач НБУ, расширяя их функциональность. 

 НБУ повышает ставку рефинансирования, чем взвинчивает стоимость кредитных ресурсов для бизнеса. Неужели на внутреннем рынке так много свободных и дешевых денег, а реальный сектор экономики закредитован под завязку?   

— Если посмотреть на внутренний спрос на кредитные ресурсы, то мы увидим, что он крайне низкий. На докризисный уровень этот показатель не вышел, объемы притока инвестиций как падали, так и продолжают падать уже третий год подряд.

Если рассмотреть структуру трат населения, то увидим, что более 95% средств граждане израсходуют на базовые потребительские цели. В структуре частного потребления траты на товары и услуги первой необходимости занимают около 70%. При таких макроэкономических показателях я вообще не понимаю необходимость абсолютизировать цель снижения инфляции. Грубо говоря, а зачем мы обеспечиваем низкую инфляцию, какая цель? Тем более, если в экономике свободных денег нет в принципе.

Угрозы сокращения рабочих мест и банкротства бизнеса, которые может повлечь спираль мер по снижению спроса на кредитные ресурсы, куда опаснее, чем высокая инфляция.

Патологическое стремление НБУ к таргетированию инфляции в ущерб экономическому росту, тем более в условиях посткризисного "отскока" и острой необходимости наращивания темпов роста, это не просто недальновидная политика. Кто-то может совершенно справедливо назвать это даже умышленным вредительством.

Поэтому нам нужно вносить изменения в законодательство, чтобы Нацбанк не прятался за действующими нормами и не игнорировал абсолютно рациональную необходимость монетарного способствования экономическому росту.  

 

Источник: Vesti.ua


© 2021 Локалізація в Україні. Федерація роботодавців України. Усі права захищені. Сайт створено Dobreff Studio